«Боттас сделал Баррикелло». СМИ — о рокировке «Мерседеса» на Гран-при России

0
40

«Боттас сделал Баррикелло». СМИ — о рокировке «Мерседеса» на Гран-при России

«Боттас сделал Баррикелло». СМИ — о рокировке «Мерседеса» на Гран-при России

Дмитрий Захарченко
Фото: Clive Mason/Getty Images

«Боттас сделал Баррикелло». СМИ — о рокировке «Мерседеса» на Гран-при России
Действия «Мерседеса» во многом оправданны, считают западные СМИ. А кое-кто назвал сочинскую трассу ужасной.

2 октября 2018, 12:15

Авто
/ Формула-1

Главным событием Гран-при России Формулы-1 стал обмен позициями между гонщиками «Мерседеса» — Валттери Боттас фактически подарил победу Льюису Хэмилтону после приказа из боксов. Руководитель «Серебряных стрел» Тото Вольф впоследствии объяснил рокировку необходимостью защитить Хэмилтона от атак Себастьяна Феттеля. Многие сразу вспомнили скандальный Гран-при Австрии, когда «Феррари» в похожей ситуации заставила Рубенса Баррикелло отдать победу Михаэлю Шумахеру.

В первую очередь журналисты отмечают, что сам Хэмилтон, ради титула которого в «Мерседесе» и приняли столь спорное решение, оказался не в восторге от командной тактики и не праздновал первое место так, как делает это обычно. Больше того, позже Льюис заявил, что не гордится этой победой.

«Победу одержал Льюис Хэмилтон, но её ему подарили. Руководители „Мерседеса“ решили поменять пилотов местами. Ни Льюис Хэмилтон, ни Валттери Боттас не выглядели на подиуме довольными. Они не сражались между собой в честной дуэли», — пишет Андреас Хаупт из Auto Motor und Sport.

«Победа на Гран-при России, которую Хэмилтон назвал самым странным днём в своей карьере, имела горький привкус. Хэмилтон был далёк от идеала как в субботу, так и в воскресенье. На финальном круге в Q3 он слишком широко вышел в седьмом повороте и проиграл битву за поул, слабо стартовал в гонке, что позволило Феттелю провести атаку. Хотя затем обгон Себа был превосходен и крайне важен для финального исхода гонки, — рассказывает Кайран Гиббонс, журналист портала Read Motorsport. — Боттас же весь уик-энд был быстр и на равных сражался с Хэмилтоном. Валттери провёл уик-энд как по учебнику и был безупречным командным игроком — в том числе на старте, когда он изменил траекторию, чтобы дать „слипстрим“ Хэмилтону в борьбе с Феттелем. Также следует отдать финну должное за то, как он держался после гонки и сокрушительного для него решения команды».

«Не то чтобы Хэмилтону не хватало скорости или он не впечатлил в гонке — он едва не прошёл Боттаса на старте, всё время шёл вплотную за ним, а обгон Феттеля был превосходным, однако без приказа из боксов он бы не опередил напарника, — пишет британская Sky Sports. — Сам Валттери при этом не допустил ни малейшей оплошности и должен был одержать, возможно, самую заслуженную победу этого года. И хотя в интервью нашему телеканалу он настаивал, что именно он был истинным победителем гонки, в статистике этого не будет — он снова финишировал в роли второго пилота.

BBC Sport: Было ли решение „Мерседеса“ необязательным? Некоторые считают так, однако всё же между отрывом в 43 очка и отрывом в 50 очков есть определённая разница.

Боттас заслуживает похвалы за свои таланты — в Сочи он до сих пор ни разу не уступал напарникам в квалификации. И в мире не так много партнёров по команде, которые готовы уйти с траектории и самому броситься в челюсти надвигающейся „Феррари“, чтобы прикрыть другого гонщика. Хотя самому Боттасу было трудно пережить такую гонку, после финиша он держался молодцом».

В целом журналисты защищают решение «Мерседеса» — в отличие от Гран-при Венгрии, когда Хэмилтон изначально обещал вернуть позицию, если не сможет обогнать «Феррари», в Сочи речь шла о семи очках, а не о трёх. И в контексте борьбы за чемпионство эти семь баллов могут сыграть большую роль.

«Чемпионат Формулы-1 — очень сложный процесс, и он никогда не строился вокруг гонщиков, как бы того не хотелось всем тем, кто романтизирует роль пилотов. Было ли решение „Мерседеса“ необязательным? Некоторые считают так, однако всё же между отрывом в 43 очка и отрывом в 50 очков есть определённая разница», — пишет редактор BBC Sport Эндрю Бенсон.

PlanetF1: Учитывая, что в долгосрочной перспективе будущее Боттаса в „Мерседесе“ отнюдь не гарантировано, у него не так много вариантов.

При этом не только английские журналисты поддерживают решение «Мерседеса» — даже итальянцы согласы с тем, что рокировка пилотов была оправдана. «Манёвр „Мерседеса“ вызвал негативную реакцию пуристов от мира автоспорта, что не удивительно, учитывая то, каким образом это было сделано, — пишет La Gazzetta dello Sport. — Однако стоит помнить, что командная тактика сейчас не запрещена, да и „Феррари“ в прошлом неоднократно прибегала к такого рода уловкам — Австрия-2002, Германия-2010. Кроме того, сам Валттери хорошо знаком с такими вещами — вспомните хотя бы Барселону-2017».

«Боттас сделал Баррикелло» — под таким заголовком на портале PlanetF1 вышел материал Ричарда Роуза. Автор проводит параллели между нынешним «Мерседесом» и «Феррари» первой половины 90-х, которая также боролась за титул, чётко разделяя пилотов на лидера команды и второго номера.

«В 2018 году финн дважды стоял на поуле, но так и не выиграл ни одной гонки. У него был превосходный шанс победить в Сочи, как он это сделал в прошлом году, но командная тактика лишила его всякой надежды подняться на вершину подиума, — пишет Роуз. — Учитывая, что в долгосрочной перспективе будущее Боттаса в „Мерседесе“ отнюдь не гарантировано, у него не так много вариантов, кроме выполнения приказов Тото Вольфа и компании. На данном этапе своей карьеры Валттери представляет собой нечто большее, чем просто фон для Льюиса Хэмилтона, — как и Рубенс Баррикелло в лучшие годы „Феррари“».

«Командная тактика появилась одновременно с автогонками и она всегда была спорным вопросом. Хуан-Мануэль Фанхио был пилотом номер один во всех командах, за которые выступал — „Альфа Ромео“, „Мазерати“, „Мерседес“, „Феррари“, — напоминает журналист The Independent Дэвид Тремэйн. — В „Вэнуолле“ Стирлинг Мосс всегда мог выбрать шасси и двигатель — даже если мотор приходилось снимать у Тони Брукса, а ставить его в машину Стюарта Льюиса-Эванса. Тогда первый пилот вообще мог пересесть в чужой автомобиль, если его болид на середине гонки сломался. В идеальном мире командной тактики не было бы.

Гонщики сражались бы друг с другом в честной борьбе — даже напарники — и исход борьбы за титул определялся бы так, как лягут карты».

«У Хэмилтона есть гордость, и он не хотел бы остаться в истории гонщиком, которому нужна чужая помощь, чтобы победить, — продолжает Тремэйн. — Подобные мысли в сознании некоторых, например, умаляют достижения Михаэля Шумахера, хотя сам немец не особенно на этот счёт переживал. После гонки Хэмилтон был смущён, а каменное лицо Боттаса говорило само за себя. С корпоративной точки зрения „Мерседес“ не сделал ничего плохого, а вот с точки зрения спорта — не совсем».

Напоследок немного не о «Мерседесе». В этот раз иностранные журналисты уделили не так много внимания самой сочинской трассе — всё-таки в календаре она уже не новичок, да и на фоне прошлых лет обгонов зрители увидели существенно больше (пусть во многом благодаря стартам «Ред Булл» с конце решётки). Тем не менее Нэйт Сондерс из ESPN не обошёлся без критики.

«Если бы не драма и спорная ситуация впереди, Гран-при не стоил бы просмотра. При наличии многих других трасс, для Формулы-1 пришло время изучить, достоин ли этот ужасный автодром оставаться в календаре», — резко написал Сондерс.

Льюис Хэмилтон не согласен с ним по части характеристик трассы. «Для быстрого круга российская трасса хорошая, даже классная, — сказал Льюис, однако с неприятной добавкой. — Но она не очень хорошо подходит для гонок».

The Independent: Командная тактика появилась одновременно с автогонками, и она всегда была спорным вопросом.

Как вы уже знаете, Льюис даже предложил развернуть гоночный круг в другую сторону. Однако журналисты Motorsport-Total, как и многие другие, понимают, что реализовать эту идею едва ли возможно.

«Вероятно, идея Хэмилтона равнозначна изменению конфигурации трассы: нужно перепроектировать зоны вылета, чтобы они соответствовали строгим правилам безопасности, также встаёт вопрос о трибунах и многом другом. Просто взять и поехать в другом направлении без дополнительных усилий невозможно», — заключает немецкое издание.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here