«У тебя всё в синяках и болит». От чего страдают гонщики Формулы-1

0
206

«У тебя всё в синяках и болит». От чего страдают гонщики Формулы-1

«У тебя всё в синяках и болит». От чего страдают гонщики Формулы-1

«У тебя всё в синяках и болит». От чего страдают гонщики Формулы-1

Светлана Амеличкина , Евгений Кустов
Фото: instagram.com/sergeysirotkin_official/

«У тебя всё в синяках и болит». От чего страдают гонщики Формулы-1
Когда пилотам Ф-1 жарче всего, бывает ли им больно и не хочется ли чего-то вкусненького по ходу гонки? Сергей Сироткин всё нам рассказал.

5 мая 2018, 13:30

Авто
/ Формула-1

Про невысокие результаты «Уильямса» на старте сезона-2018 Формулы-1 вы уже всё знаете. Мы ждём, когда болид команды поедет быстрее, а Сергею Сироткину станет везти чуть больше. Ну а пока во время очередного интервью мы предложили россиянину поговорить не про десятые и антикрылья, а про различные испытания, которым подвергается боевой пилот Формулы-1. Ниже — сгруппированные по пунктам и как всегда подробные ответы Сергея.

«Не могу сказать, что мне когда-то было очень тяжело. Самые жаркие гонки, наверное, были в Италии, Испании ещё в начале карьеры – в молодёжных сериях. Может быть, дневные гонки в Абу-Даби. Я никогда сильно не страдал – соответственно, не изобрёл никакого метода, как бороться с жарой. Делал абсолютно стандартные вещи – и всё.

Во время гонки не жарко – жарко до или после, когда ты просто сидишь в машине. Например, когда в Бахрейне ты проехал несколько кругов по ходу первой практике и потом сидишь в автомобиле — это самый трудный момент. В кокпит подают холодный воздух, ты пьёшь специальные жидкости.

Баночка для жидкости максимум вмещает два литра. Там не чистая вода: специальный человек мешает электролиты с водой. Кто-то добавляет углеводы, кто-то – нет. Знаю пилотов, которые вообще мешают всё это с колой! Я тоже люблю более сладкую воду, но если понимаю, что могу проехать гонку без дополнительной подпитки углеводами, то не буду их добавлять. Что пью вне кокпита, зависит от ситуации: какая температура, влажность… На одном уик-энде чередуешь обычную воду и воду с электролитами, на другом каждая бутылка – с электролитами».

«Болезненные ощущения от ремней – понятное дело. Где-то натирают, где-то сильно давят. Трапециевидные мышцы потом сильно болят. Как бы максимально ты ни адаптировал ремни, все равно это не очень удобно — особенно если не очень часто гоняться, как это было у меня в 2017 году. На следующий день после этого у тебя всё в синяках и всё болит. А вот по ходу гонки неприятные ощущения почти не беспокоят. Ты можешь о таком задуматься разве что под сейфти-каром. А так – только когда ты уже снял ремни. В этот момент даже не знаешь, как потом удастся застегнуть их обратно!

Неприятные ощущения на тренировках? Да, но это не боль. Трудно, да, но это просто напряжение, работа. Никто же не говорил, что будет легко!»

«Редко когда получается, что ты можешь сказать: «Я хочу поесть за два часа до старта». Когда есть время, тогда и ешь. И в этот момент ты оцениваешь, что лучше всего съесть, чтобы восполнить все запасы питательных веществ, но не переесть. По ходу гонки о голоде даже не подумаешь. Ты находишься в настолько сконцентрированном состоянии, что даже если организм захочет есть, ты этого не почувствуешь. После гонки – да, может быть.

После финиша я как правило ем достаточно плотно – но не сразу. У тебя огромный дефицит веществ в организме, поэтому можно съесть очень много. В этот момент ты практически не ограничен в калориях. Но, конечно, нужно оставаться адекватным: эти калории должны пойти на твоё восстановление, а не на то, чтобы навредить организму.

Во время гонки в туалет не хочется. Перед — бывает. На самом деле, в GP2 было сложнее, чем в Формуле-1: ты сходил в туалет в паддоке гонок поддержки, а после этого до старта проходит чуть ли не час! А ведь ты всегда пытаешься много пить, чтобы поддерживать водный баланс в организме. Поэтому иногда, особенно на более прохладных гонках, перед стартом бывает такое — приходится терпеть! Но как только заводят мотор, ты сразу забываешь об этой проблеме».

«Внутри, конечно, переживаешь очень много стрессовых ситуаций. Гораздо больше, чем могут представить обычные люди. Проблема в том, что ты все равно должен всегда улыбаться и быть хорошим мальчиком – даже если тебе хочется в этот момент кого-то послать. Всё не так просто! Нужно искать моменты, когда ты можешь расслабиться и не нервничать.

Напряжение есть и перед уик-эндом, и по ходу. Но это разные напряжения. Понятное дело, ты не можешь заранее переживать насчёт того, что может случиться по ходу гонки. А перед уик-эндом – ожидания, как что сложится… Наверное, если ты выступаешь не первый десяток лет, то такие ощущения гораздо меньше. А в моём случае ты постоянно что-то прокручиваешь в голове – в душе есть что-то волнующее.

Кто-то говорил, что самый высокий пульс именно на старте, хотя я сам его, понятное дело, не мерил. Максимальные показатели у всех свои. Понятно, что я как гонщик в этот момент думаю, как бы получше стартануть, а не о том, какой у меня пульс! Во время гонки ты точно об этом не думаешь.

Понятно, что после гонок я переживаю, если есть повод. Иногда бывает, что всё шло идеально, а ты допустил одну ошибку. А вот, например, в Мельбурне всё как-то сразу не задалось. Там уже переживаешь не из-за конкретной ошибки, а потому что в целом вы с командой не выполнили свою работу так, как хотелось. Вернее, не получили от нашей работы того, чего хотели. Это заставляет думать глубже, если бы ты допустил одну конкретную ошибку».

Посмотреть видео можно в инстаграм-аккаунте Сергея Сироткина.

«Обычно такое происходит из-за огромного количества перелётов, а не из-за ожидания гонки. Ты несколько дней в неделю спишь очень мало, не можешь ночью уснуть в самолёте, потом пытаешься восстановить эти часы. Поспать прямо на трассе? Жизнь в Формуле-1 такого не предполагает! Изнутри всё выглядит совсем не так, как многим кажется».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here